• Добавить в соцсети
  • Добавить в избранное
  • Добавить в сообщество

Александр Авломенин

18 Окт, 2016 01:00 (записи)

Циклы стихов

  • Комментарии - 0
  • Понравилось - 0
  • Не понравилось - 0
  • Поднятие вверх - 0

Жук в не солнечном городе

18 Окт, 2016
От моих перемещений
остаётся след заметный,
то на белом чёрной тенью,
то на чёрном белым цветом,
то в линованной тетради
пьяный хор четверостиший
на бумажной белой глади
проорёт стихом застывшим.
След от бритвы на запястье
и на сгибе, чуть повыше,
след моей порочной страсти
к страшным опытам над крышей.
След окна на чёрном небе
от бессониц тоже вечен.
Белый крест на чёрном - это
до утра застывший вечер.
Непрерывный след петляет
через пройденную местность
в дом, где я родился в мае
и оттуда - дальше в вечность.
          ***

Тихо, наступают грёзы,
В произвольной позе,
при желании можно в движении,
наступление грёз
принимать полагается.
Делай раз. Дальше проще,
Как вниз по течению.
Взмах крыла как движение
объясняется плавностью
прочерченной линии
и невидимостью,
взмахам крыльев присущей.
Как у бабочек,
смысл жизни которых
тайна самая главная.
Почему в своих грёзах
тебе вдруг привиделись бабочки?
И на крыльях распятое тельце
по сути червяк,
но, всё-таки, бабочка,
но не радуйся образу -
Моль тоже бабочка.
       ***

Слышу песню погибшего племени,
в волосах полынь и цикадами
стану мерить движение времени -
стрекочите букашки проклятые.
Вам то что, всё жужжи да поскребывай,
стрекочи, ведь кругом вдохновение,
да с куста на куст перелетывай,
ни проблем у вас, ни сомнения.
           ***

Смотри, на небе явный след
оставил глупый мотылёк,
а самого давно уж нет -
иссох и стерся в порошок.
Пунктир с поляны на сирень
нелепо выглядит зимой,
но мир запомнил теплый день
и в небе след оставил твой.
Ведь очень важно не забыть
о том, что теплым летним днём
легко и просто было жить,
порхать дурацким мотыльком.
Придёт весна, растает снег,
пройдут метели и напасти,
другой веселый мотылек
взлетит и также будет счастлив.
           ***

На загривке шевелятся волосы,
в позвоночнике импульсы ярости…
Атавизм не загубленный полностью -
обострённое чувство опасности.
           ***

Ох, не пахли мои волосы полынью
так давно.
Я был раньше рейнджером пустыни,
как в кино,
и спасал людей от смерти и на смерть
шёл не думая при этом
умереть.
Верил песню не задушишь,
не убьёшь,
не продашь, не проиграешь,
не пропьёшь,
и никто вокруг так весело 
не пел,
как легко и как беспечно
я умел.
         ***

Ко мне приходил Иисус Христос.
Мы ели хлеб и вино пили,
но во рту у меня горчило от слёз,
он часто плакал, пока мы говорили.
Я не наелся, и хотя много пил,
из уважения к гостю не стал пьяным.
Я внимательно слушал, но глаза отводил,
когда он выставлял свои гнойные раны.
Я не запомнил, что он говорил,
соглашался со всем, да и было бы глупо
спорить с известным, и я всё забыл,
да и к тому же задремал от нахлынувшей скуки.
Он с собой меня звал, я сказал, что польщён,
но идти отказался, ибо я недостоин
странствовать по пустыням с Иисусом Христом,
потому как приятней философствовать дома.
Проходя мимо церкви через несколько дней,
я решил заглянуть - вижу в темени душной
отражается в золоте пламя свечей,
жирный поп и толпа сумасшедших старушек.
            ***

Перебирай нога, пошкребывай другая,
слегка шатая,
слегка мотая,
несёт земля меня и прижимает,
а говорят пострел опять поспел.
А мне то всё ништяк, и дай-то боже,
но не по роже,
а то ведь можешь,
а хоть и в рожу, дай, чего не гоже,
но столько, чтобы вынести сумел.
А я уж как-нибудь уразумею
башкой своею
чего сумею.
А если будет тяжко моей шее
так и её верёвкой подвяжу.
Ну а пока шатаюсь тихим шкрёбом,
живу под богом,
язык под нёбом,
помилуй боже, от тебя особо.
Пути твои - по ним я и хожу.
Как строки книжные, пути людских скитаний
мы все листаем
и забываем,
и хитрый слог понять порой бывает    
нам не под силу - позже объяснишь,
когда пошкрёбывая где-то заковыкой
совсем безликой
или великой
Мы ставим точку в этой странной книге,
а, если что, надеюсь, что простишь.
              ***

Шаркая подошвами истертыми о время,
по привычке стоя на грани острия,
я роняю в землю вместе с потом семя,
и вином сочится подо мной земля.

Шаркая о жаркие тягучей песней степи,
разжевав послушно на зубах песок,
мне приносит ветер молоко и пепел,
и венец терновый он кладёт у ног.
              ***

Не самый честный выход из игры,
но верю я, что час такой настанет.
Нам станет проще, в смысле головы,
по этой жизни лезть, как обезьяна.
- А зарастут ли лесом города?
- Сомнительно, но сучья нам заменит
прогресс научный. Он ведь как всегда
готов решить важнейшие проблемы.
Со временем конечно… Но увы,
процесс глобальный. Может наши внуки
освоят счёт от силы до пяти,
и это назовут своей наукой.
Вбивайте скобы - время перемен
стучит дубиной в ядерный реактор.
От всей души завидую я тем,
при ком сгниёт последний ржавый трактор!
               ***

Больше всего я устал от одиночества.
В деревенском доме или в шумной компании,
откуда не уйти. Но и оставаться не хочется,
и вступаешь в разговоры о боге или наркомании.
Я ненавижу часы, особенно их тиканье.
Ожидание взрыва переходит в уныние,
когда сигареты одна за одной и хихиканье
за спиной бесит, как собственное бессилие.
Одиночество похоже на импотенцию.
Почти уродство. Инвалидность по собственной скупости
на доверие к людям. Появилась тенденция
к молчаливости, дикости, порой даже грубости.
Мой товарищ - проклятый учебник антропологии,
заунывно гундосит о происхождении рода Гомо Сапиенс.
Без любви и улыбки, со схемами сложными.
И похоже, что мы с ним давно уж состарились
                 ***

Смотри как я умираю,
весело и жестоко,
но это игра - не больше
под канонаду рока.
Смешной, отвратительный шут
пляшет в моих словах,
гибкие пальцы в такт,
и головою в пах!
Он обожает блеск,
он обожает лоск,
и бубенцы трёт
он лепестками роз!
Пляши отвратительный шут,
топчи орхидей цвет.
Пока твой король я,
предела веселью нет!
        ***

В небе моей мечты
Среди облаков белых
Исключительной красоты
Я созерцаю тело.
Сказка похожа на быль,
Мечта похожа на птицу:
Летит курица «гриль»,
Намазанная горчицей.
       ***

Я уступать не хочу
место своё в метро.
Лучше пустить слюну
гражданам на пальто
  и ковырять в носу.
Чтоб не скучать в пути,
можно скатать соплю
или пустить пузыри -
делаю, что хочу.
  Что с дурака взять?
Лица обычных людей
скучные, как стена
и пустота за ней,
гулкая, как тоска.
  Может быть это сон?
Я оттопырю губу
и закачу зрак,
чтоб убедить толпу
в том, что я полный дурак.
  Просто так проще жить.
Миру на это всё
я отвечаю - «Гы!»
Право святое моё
Не признавать толпы.
  Я закачу глаза.
Пусть покряхтит карга
старая надо мной.
В чём упрекнуть меня,
Ежели я такой?
  По барабану мне!
       ***

А мама мыла раму,
а мама мыла Кришну,
а я смотрю на маму
и едет моя крыша.

Она гремит посудой,
она детей качает,
а я такой ублюдок
и ей не помогаю.

Я знаю, что у Шуры
шары по шесть копеек.
Мы с ним вчера у Юры
прекрасно посидели.

Мы выпили портвейна,
косяк травы забили…
С такого вот коктейля
шары всегда такие.

Да я и сам в тумане
от этакого чуда.
Приспичило же маме
ещё греметь посудой!

Пойду букварь сменяю
я на бутылку пива.
Меня не вдохновляет
тупое это чтиво.

Иду, как первоклассник,
я с букварём под мышкой,
ведь это так прекрасно -
сменять на пиво книжку.

Когда шары у Шуры
и Юра с бодунища,
да я и сам микстуры
махнул бы стаканище!
       ***

Когда проходит лето, все начинают пить.
Водка похожа на лето, но от неё тошнит.
Дети идут в школу - значит скоро зима.
А у меня дома выбито два стекла.
Надо что-то делать. Чем же заняться мне?
Можно сделать скворечник… или дыру в стене…
И то, и другое не сложно. Стоит лишь пожелать.
Но я не хочу, а значит незачем и начинать.
Не люблю выходить из дома - там слишком много людей.
Люди идут на работу или рожают детей,
люди летают в космос! В общем, умеют жить.
Но я на них глядя, вижу, что все вместе могут убить.
Нет! Не выйду из дома. Буду сидеть один.
Я не пойду на работу и не пойду в магазин.
По улицам ходят люди и много всего ещё,
на улицах много женщин, а женщины это зло!
Я не люблю женщин. Они смотрят в глаза.
Вдруг они там увидят, как беззащитен я?
Купите мне собаку. Я буду её любить.
Собака - друг человека, но может и укусить.
Скоро засохнет кактус. - Значит близко смерть.
А водка похожа на лето, она умеет согреть.
Пришёл поддатый сантехник, и НЕ починил унитаз.
Он взялся чинить кран, но отключил газ…
Вот и прошло лето, дети в школу пошли.
Дети не любят школу. Бедные малыши!
Читаю кусок газеты. «Забытый, спит Каланчак…»
А вот был бы жив Ленин - всё бы было не так!
  • Рейтинг за сьогодні - 0
  • Рейтинг за тиждень - 0
  • Рейтинг за місяць - 0
  • Рейтинг за рік - 0
Добавить стишок